Пусть в Осетии, на всем Кавказе возобладает энергия Добрососедства, Мудрости и Созидания!

Единство. Твердость. Взвешенность

Заявление президиума Координационного совета МОД «Высший совет осетин»

Наша задача - сближение и сплочение всех осетинских диаспор и землячеств.

Посетителям сайта

Опыт старших – бесценный дар, он служит нам не одно тысячелетие...

Обращение к соотечественникам

Ровно 75 лет назад, в мае 1942 года, война вошла в его жизнь. А может, он вошел в жизнь войны. Курсант Орджоникидзевского пехотного училища, вместе с товарищами был поднят по тревоге и отправлен в Сталинград.

Исрафил МакеевНо боевое крещение произошло раньше – по дороге полк атаковал четыре хутора, захваченные немцами: Калмыково, Митяевский, Попов и Остров. Одержанные победы придали уверенности. И вскоре Исрафил совершил свой первый героический поступок.

Наш полк занял оборону по правому берегу Дона, – рассказывает он. – На другой берег должны были переправиться тысячи раненых. Но как только по мосту пошли бойцы, налетели вражеские самолеты и разбомбили
его. Тихий Дон в одночасье стал красным от крови. Переправа была разрушена. Нехватка сил и неумение плавать каждого второго тянули ко дну.

В этой неразберихе лодки и другие плавсредства оказались у другого берега. Исрафил решил вплавь переплыть реку и доставить их обратно.

Он доплыл до берега, доставил лодки. Это многим спасло жизни: за ночь на другой берег без потерь переправился весь батальон.

Конечно, Дон не Терек, от одного берега до другого более 100 метров, – вспоминает он. – В середине пути я устал и лег на воду отдохнуть, вода не тянула меня вниз, ведь был легким – неделю почти не ел. Нашу кухню разбомбили, весь персонал погиб, и некому было готовить еду. Питались всплывающей после бомбежек рыбой.

maleev1

Он доплыл до берега, доставил лодки. Это многим спасло жизни: за ночь на другой берег без потерь переправился весь батальон. В воздухе господствовала вражеская авиация, наших самолетов почти не было видно. А ночь была союзницей. Батальон пробирался по лощине, впоследствии получившей название «долина смерти». Курсанты дрались геройски. Один односельчанин из дымящегося от напряжения пулемета положил не меньше ста человек, прежде чем сам погиб.

Так с боями и пробирались к цели. В середине сентября в бою у Большой Россошки, что под Сталинградом, Макеев был тяжело ранен и контужен. Его направили на лечение в госпиталь под Тбилиси, где он находился более четырех месяцев. После выздоровления, в январе 1943 года, Макееву было присвоено звание лейтенанта. Он был назначен командиром взвода 69-й Гвардейской Краснознаменной стрелковой дивизии, которая впоследствии освобождала Западную Украину. Там тоже было непросто. Наши солдаты слышали о бандеровцах, но не знали, что те реально стреляют в спину. Когда встречаешь солдата, говорящего по-русски, как не считать его своим? Вот так глупо погибло несколько прекрасных ребят. Затем вместе со своим подразделением Макеев прошел с боями Румынию и Венгрию. Один из самых тяжелых боев для роты Макеева произошел в венгерском городе Енинг.

Там было до полсотни немцев, и все разом как заорут: «Гитлер капут».

Немцы окопались на окраине леса и обстреливали нас из засады, – вспоминает он. – Я потерял очень много солдат. Мы стреляли в никуда. Так нас могли перещелкать. Тогда я отдал приказ «вперед, за мной!» и рванулся вперед. Вдруг заметил вырытую траншею и свет. Там было до полсотни немцев, и все разом как заорут: «Гитлер капут». Наша решимость привела их в паническое состояние. Во мне что-то дрогнуло. Я почувствовал, что в нашем противостоянии наметился перелом. И мы уже можем побеждать меньшим числом. Враги побросали оружие. Они осознавали, что война проиграна и ненавидели Гитлера.

С другой стороны леса Макеев увидел еще один блиндаж, и опять немцы сдались без боя. 86 пленных были отправлены в штаб полка.

Макеев рассчитал: если немцы узнают, что русские заняли опушку леса, то начнется мощнейшая атака. Он принял решение продвинуться по траншее на 200 метров. Это решение тоже спасло многие жизни: к утру немецкая артиллерия разбила опушку в щепки.

...когда слышишь сообщения об осквернении памятников нашим солдатам – героям второй мировой, руки сжимаются в кулаки.

А Исрафила Муссаевича одолевали мысли: правильно ли, что сохранил немцам жизнь? Ведь они бы нас не пожалели. Прекрасные ребята Зейналов, Мамедов, Соловьев погибли. Что они мне скажут? Почему я не отомстил за их смерть и не расстрелял немцев?! Успокаивал себя лишь тем, что едва ли кто из тех 86 человек был фашистом по призванию. В отличие от других, следы деяний которых предстали перед глазами Макеева после взятия венгерского города Вереб. В сельской кузнице он обнаружил сжатые тисками головы советских офицеров. Они умерли мученической смертью: прежде, чем обезглавить, гитлеровцы сначала отрубили им ноги, затем 500 метров тащили до кузницы. Сейчас в том поселке находится монумент с надписью: «Здесь в 1945 году в кузнице приняли мученическую смерть 8 офицеров и 22 солдата Красной армии».

Поэтому когда слышишь сообщения об осквернении памятников нашим солдатам – героям второй мировой, руки сжимаются в кулаки. У людей с такой короткой памятью не может быть будущего. И мы не имеем права забывать, какой ценой была завоевана та великая победа!

И все-таки война – как жизнь: здесь было все – трагедии и подвиги, комические ситуации и смерть. И жизнь!

Он пронес через свою судьбу светлую память о женщине, которая среди большого пожарища взрастила вместе с ним прекрасный цветок любви. После каждого боя, под свист пуль и разрывы снарядов командир взвода связи Марина Медведева прибегала на позиции старшего лейтенанта Макеева и искала глазами Его. Он и сейчас вспоминает эти ее огромные глаза, в которых затаенная тревога вдруг сменялась всполохом восторга, когда их глаза встречались. Прекрасная русская женщина могла стать матерью его детей. Ее любовь помогла бы решить любые жизненные проблемы. Впрочем, думать об этом было нельзя, такая шла война, которая перемалывала судьбы, каждый день разделяя батальоны на живых и мертвых. В каких списках кто окажется завтра?

Именно там, в Веребе все и свершилось. Девушка с детским голосом и большими глазами к своим 20 годам носила ордена Красного Знамени, Красной Звезды и медаль «За отвагу». Она была отважным офицером.

Помню, как очнувшись после контузии, увидел ее склонившееся надо мной лицо – рассказывает Исрафил Макеев. А 26 января 1945 года немцы прорвали левый фланг, и танки атаковали штаб, который разнесло в щепки на его глазах. Девушку посмертно представили к званию Героя Советского Союза.

17 марта в Румынии Макеев опять получил ранение, память о котором он в буквальном смысле носит в руке. Врачи долго не могли понять, почему рана опухла и не заживает. Сделали рентген и обнаружили пулю. Они отказывались его выписывать, но Макееву очень хотелось встретиться со своей дивизией, узнать, кто остался жив. Он обманул врачей, сказав, что у него в руке разрывная пуля и ее лучше не трогать. Но, не доехав до места дислокации своей дивизии 10 км, его машина подорвалась на мине. Очнулся Исрафил в Братиславе, когда ему зашивали голову. На этом фронтовые будни для него закончились.

Исрафил Муссаевич вернулся на малую родину. Прошли годы. Окончил сельскохозяйственный институт. Занялся наукой, защитил диссертацию. Женился. Так распорядилась судьба – первая жена Люба умерла, и вот уже 20 лет рядом с ним вторая жена – Фатима. В доме уютно и спокойно. Хороший дом, заботливая жена, любимая работа, дочь и сын, 2 внука и 2 внучки – что еще нужно человеку, чтобы достойно встретить старость? Да вот она, на пороге – ему уже 93. Но память нередко возвращала его в пороховые сороковые.

И вот 30 лет назад, в 1987 году представился случай побывать на местах боев. Его пригласили на всемирный конгресс по защите растений, что должен был пройти в окрестностях Будапешта. Жена, узнав, что едет в Венгрию, сказала: «Не забудь положить цветы на могилу Марины»...

Но в Веребе все оказалось не так, как ожидал, – вспоминает он. – Я увидел поросший травой холм с простым обелиском, на котором написаны фамилии трех офицеров и нескольких солдат. Имени Марины среди них не было. Мы возложили венок и договорились с председателем села, что во время реконструкции памятника на нем сделают надпись: «Лейтенант Марина Медведева, командир взвода связи. 1925-1945 г.г.».

Добавилось переживаний: сделают ли? И как проверить? И тут судьба подарила еще одну встречу – его разыскал племянник Марины. Сергей Медведев по просьбе отца по крупицам собирал сведения о боевом пути гвардии лейтенанта Медведевой. Помог Интернет. В электронной версии журнала «Дарьял», Сергей прочитал воспоминания Исрафила Макеева о войне и любви, о смерти и памяти. И поспешил в Осетию. Встретились. Прекрасный парень. Он-то и добился ответа на свой запрос в Венгрию – и оттуда ему пришло фото нового монумента, на котором золотом было выбито имя отважной связистки – девушки с большими глазами, в которых переплелись тревога, боль, восторг и вечная молодость – ей так и осталось – 20 лет...

Ариаг СИДАМОН

Опубликовано в газете "Стыр Ныхас" № 7 (531)

 

 
Наверх

 

Яндекс.Метрика