Наша задача - сближение и сплочение всех осетинских диаспор и землячеств.

Посетителям сайта

Опыт старших – бесценный дар, он служит нам не одно тысячелетие...

Обращение к соотечественникам

И то правда: сегодня, когда мир и безопасность не подвергаются острым атакам, не каждый поймет значение и назначение таких институтов, как съезд народа. А мне на память пришел Первый съезд осетинского народа.

Это было время парада суверенитетов. Каждый народ выбирал себе национальную идею. У нас все сходились на том, что наша идея – объединение Осетии, казавшееся кому-то несбыточной мечтой. И я поначалу склонялся к этому. Но однажды подумал: вот мы объединились – и что? Дальше-то что? Вспомним то время. На Юге мы с трудом сдерживали натиск грузинских шовинистов, на Востоке нам противостояли другие силы. Трещала по швам советская империя, в которую многие так верили, видя в ней опору и надежду. Были критические моменты – март 91-го, ноябрь 92-го. Защищаться от вооруженных вторжений пришлось самим. И только после этого приходила помощь центра. Ну, что ж, такова логика борьбы – свои права надо уметь отстоять. Только тогда они могут быть признаны.

В этот драматический момент, когда победы еще не были одержаны, и состоялся тот самый первый съезд осетинского народа. Я был членом оргкомитета, и все главные документы, принятые съездом, были написаны моей рукой. Именно рукой – компьютеров еще не было! Среди них была и декларация о восстановлении единства Осетии. Сейчас в это трудно поверить, но, прежде, чем эта декларация получила статус официального проекта, вынесенного на рассмотрение всеосетинского форума, пришлось выдержать не один бой местного значения. Некоторые члены оргкомитета активно возражали против такой постановки вопроса. На Юге и так льется кровь, говорили они, а вы сидите тут, в безопасности, подливаете масла в огонь! Все равно никакое объединение невозможно, нигде нас не поддержат, никто этого не допустит... И так далее и тому подобное. Меня тогда поддержал министр культуры Анатолий Дзантиев, другие члены оргкомитета. В конце концов, проект декларации был вынесен в повестку дня и впоследствии единогласно принят съездом.

Прошло четверть века. Задача восстановления единства Осетии до сих пор не решена. Но насколько же мы стали ближе к ее решению! В том числе и потому, что воля народа к единению была в свое время в концентрированном виде выражена на полномочном представительном форуме народа, которым является съезд.

Неспроста говорят: если чего-то по-настоящему хочешь, это обязательно произойдет. Надо только очень захотеть, и не пожалеть для осуществления этой цели силы, разума и воли. Поэтому я верю, что Осетия станет единой.

Но вот – дальше-то что? Я думаю, нашей национальной идеей на все времена вполне могла бы стать идея внутринационального единства. Осетинская ментальность интернациональна. Мы легко сближаемся с представителями других народов на разных континентах, при этом договориться друг с другом нам не всегда удается. Думаю, это досталось нам от предков: каждый из великих воинов-алан был самодостаточен, каждый сам себе царь и бог. Кого он мог признать равным себе? Или более того – выше себя?!

Во время великого переселения народов большое число наших соплемен- ников покинуло места обитания – Кавказ, Северное Причерноморье, низовья Дона и Дуная – и устремилось на Запад. Там они участвовали в войнах, отвоевывая себе жизненное пространство, увековечили свой этноним – имя Алан можно встретить у самых разных народов. Они основали поселения, города и даже целые государства. До сих пор около 300 городов и более мелких населенных пунктов Италии, Испании, Франции, других стран сохраняют в своих названиях ясные аланские корни. Сколько же их было тогда, 15 веков назад! Даже было создано два государства под патронажем алан – в Европе и на севере Африки, последнее просуществовало более ста лет.

Но самое печальное во всем этом – что аланы при всем своем военном искусстве и организованности не сохранились в Европе как нация, утратили язык и были ассимилированы европейскими народами. При этом они пополнили состав европейской аристократии на самых верхних этажах, но... утратили аланскую самоидентичность. У меня есть только одно объяснение этому феномену – кæрæдзийы нæ бамбæрстой. Не было единства.

Сегодня у нас похожие проблемы. Наше общество разобщено, каждый сам по себе. Мы все обеспокоены проблемами демографии. Надо сделать все, чтобы не было убыли населения. Это невозможно без возврата к нравственным основам жизни осетинского общества. Кроме того, нужны социально обоснованные программы национального спасения!

Пусть нас будет больше. Но не менее важно – тем, кто есть, учиться лучше понимать друг друга. Сегодня по Маяковскому – «Чтобы в мире без Россий и Латвий жить единым человечьим общежитием» – не получается. Поэтому надо изо всех сил сохранять свою национальную самоидентичность. Сохранять язык, бесценный дар предков, который они пронесли сквозь время. Сохранять наши ценности и – учиться понимать и принимать друг друга, признавать успех и превосходство другого. Может быть, так – все вместе – мы сможем сделать жизнь нашу более интересной, изобильной, а Осетию – достойно отвечающей на вызовы времени. Иу ныхасæй, кæрæдзийы бамбарæм! Вот такова моя версия национальной идеи.

Борис БИЦОЕВ

Портал органов власти РСО-А
Правительство Южной Осетии
Совет соотечественников
Наверх

 

Яндекс.Метрика